RoРуEn

Codreanca web page

 

codre web logo ro
 

Nu există traduceri disponibile.

Идея создания танцевальных ансамблей и коллективов была широко

внедрена после того, как ЦК КПСС принял постановле­ние об организации бальных танцев и потребовал занести этот жанр в список проб для конкурсов местного и союзного уровней. Таким образом бальные тан­цы стали составной частью программы всесоюзного фестиваля 1972-го года.

 

В то время ансамбль Тинереця поднялся на высшую ступень мастерства и мог уже попробовать свои силы в соревнованиях такого уровня. Тем более, что предконкурсные пробы республиканского масштаба выявили как самых лучших танцоров Политехнического института, а на самом фестивале в жанре бального танца должны были выступить четыре пары от коллектива Тинереця – это Петру Гозун и Лидия Годунова, Андрей Пышкин и Наталья Красовская, Ге­орге Белецкий и Надежда Баран, Сергей Брэилов и Татьяна Васильева.

 

Единственными жанровыми фестивалями, ставшими уже традиционны­ми, были в то время Янтарное море (в Риге – Латвия) и Янтарная пара (Каунас – Литва). Тогда Центральное телевидение являлось единственным каналом распространения этого жанра – по ЦТ транслировались циклы передач, це­лые программы бальных танцев, беседы великих мастеров хореографическо­го жанра. Виктор Рыжиков сумел найти связующие нити между молдавскими танцорами и их коллегами из соседних республик; ему удалось плодотворно сотрудничать с художественными руководителями и тренерами из Белорус­сии. Один из них, руководитель белорусской сборной Марк Кац, согласился тренировать в городе Кишинэу молдавские пары.

 

Так как мечты и желания Виктора Рыжикова осуществились, многие органи­зации, в том числе некоторые школы республики, развернули бурную кампанию по созданию собственных кружков по бальным танцам. Такие коллективы были сформированы в 37-ой школе, а также в других образцовых школах республики. Но самым последовательным в этом деле оказалось руководство 36-ой школы (директор – Тамара Гирник), пригласившая по рекомендации Виктора Рыжикова в качестве хореографа Петру Гозуна. В его ансамбль записались дети с реальны­ми артистическими данными, желающие показать себя и утвердиться. В рекор­дно короткий срок (за два-три месяца) ученики Петру Гозуна справились с хоро­шо продуманной программой и даже выступили с концертами – вначале перед родителями, затем на муниципальных и республиканских конкурсах, на открытие съезда профсоюзов, восхищая зрителей медленным и венским вальсами, постав­ленными по всем правилам искусства.

 

В 1974-ом году коллектив уже выступал на фестивале в Евпатории (Крым), где удостоился третьего места и смог установить первые творческие и друже­ские связи с танцорами из Германии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Бело­руссии, Украины, России. Фестиваль стал серьезным экзаменом, как для детей, так и для руководителя ансамбля: теперь уже перед артистами открывались перспективы для сотрудничества на международном уровне.

 

Культурная политика советского государства отражалась не только на дея­тельности творческих коллективов при учебных заведениях, но и на ансамблях, существующих при разных учреждениях и сельскохозяйственных предпри­ятиях. Принятые постановления ориентировали на организацию культурно-массовых мероприятий, легко проверяемые и уравнениванию художествен­ных достижений. Это ощущалась во всех союзных республиках и в каждом от­дельно взятом коллективе. Как правило, ансамбли приглашались представить художественные программы четко расписаны. Особенно делался упор на фор­мировании глобального советского искусства, заимствуя и искажая некоторые национальные элементы и превращая их в гибриды типа Русский, Молдавский, Украинский, и.т.п., то есть в искусственные художественные творения.

 

В Республике Молдова такое внедрение в практику партийных стратегий достигло своего апогея в начале 70-х годов, особенно в период, предшествую­щий заблаговременно объявленному визиту в Кишинэу генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, чей приезд ожидался к 50-летию со дня фор­мирования республики. Творческие коллективы республики были обязаны подготовить специальные программы для единого республиканского концер­та, который должен был быть показан кремлевскому лидеру и всей централь­ной делегации. Чтобы достичь эту цель партийные работники настоятельно требовали формирование коллективов художественной самодеятельности при каждом крупном предприятии республики. Такая же задача была постав­лена и перед руководством завода Счетмаш, где только что принятому на ра­боту Петру Гозуну было предложено создать рабочий коллектив народных и бальных танцев. При поддержке танцоров и преподавателя музыки из 36-ой школы, Владимир Нежуренко, который обеспечивали музыкальный фон всего за несколько недель, при Счетмаше была открыта секция художественной са­модеятельности. Дружба которая утвердилась между танцорами-учениками и танцорами-рабочими убедило руководство предприятия выделять денежные средства для художественных программ и на оборудование зала для совмест­ных репетиций. Постепенно секция бального танца расширилась; таким об­разом она подменила ансамбль народных танцев (в 1977 году он был расфор­мирован полностью). Задачи, которые ставил перед собой новый коллектив, включали совершенствование стиля и манеры исполнения, изучение техники и опыта великих мастеров жанра.

 

Долгие годы советская культура развивалась по специфическим прин­ципам: если создавалась новая отрасль в культуре, то она должна была быть наполнена как можно большими коллективами разных уровней, так чтобы они оправдали в определенном смысле легализацию. Молдова строго вы­полняла эти требования и указания, создавая коллективы бальных танцев, которые соревновались между собой с целью усовершенствовать свое ма­стерство, обмениваться опытом и иметь постоянный стимул для достижения новых уровней.

 

Со временем этот жанр начал обретать свое неповторимое лицо, все боль­ше отличаясь от остальных видов танца, к которому в культурном простран­стве существовал уже определенный интерес. Для того чтобы способствовать распространения бальных танцев и придать ему реальный контур, все фести­вали, конкурсы и состязания местного, регионального и союзного значения включали в свои программы отдельные номера, посвященные исключитель­но бальным танцам.

 

Что касается вообще бального танца, то надо сказать, что в 70-ые годы бы­ли проведены три всесоюзных фестиваля (1972, 1975 и 1977), программы ко­торых включали этот жанр как обязательную пробу. Соревнования и презента­ции организовывались довольно часто, привлекая все больше внимание пу­блики, которая всегда умела ценить талант танцоров и их наставников. На всех конкурсах, будь-то европейского или мирового уровня, как правило, соблю­дается определенный канон: участники демонстрируют программу Standard, включающую медленный вальс, танго, венский вальс, фокстрот и квикстеп, и программу Latino (самба, ча-ча-ча, румба, пассо-дубль, джайв). Что касается соревнований в постсоветском пространстве, так они включали как обяза­тельную пробу и так называемую советскую программу (полька, рилио, вару-вару, сударушка, русский лирический, молдавский лирический молдавская полька – модифицированные формы народных танцев советских республик).

 

Эти же условия были соблюдены и на Первом конкурсе бальных танцев (класс С и В), который состоялся в октябре 1977-го года в Молодежном цен­тре имени Юрия Гагарина в Кишинэу и был организован Петру и Светланой Гозун.

 

В качестве почетных гостей были приглашены великие мастера жанра: Станислав Шкляр из Днепропетровска – живая легенда украинского хорео­графического искусства и новые всесоюзные чемпионы Станислав и Людмила Поповы, которые восхитили публику специалистов и представителей власти исполнительским мастерством, самоотдачей и убедили вышестоящие органы одобрить бальные танцы и содействовать их развитию в нашей республике. Кодрянка органично вписалась в программы этого конкурса, выйдя в финал класса С (Сергей Брынзарь и Ирина Колесниченко) и класса D (Андрей Грузин и Марина Волохова). Перед местной публикой выступили десятки танцеваль­ных пар из Молдовы и из других стран. Многие из них являются сегодня име­нитыми тренерами детских и молодежных хореографических коллективов при разных предприятиях и учреждениях республики.

 

В том же 1977-ом году в российском городе Горький (Нижний Новгород) состоялся третий конкурс бальных танцев, в котором участвовали шестьде­сят пар из всего Советского Союза. Молдавская пара (Александру Мэнтэлу­цэ и Марина Паникэ) на разных этапах этого состязания оставили далеко по­зади себя многих соперников, занимая в финале 12 место по программам Standard и Latino.

После всех этих выступлений на широкомасштабных состязаниях, в 1978 году Кодрянке было присвоено почетное звание народного ансамбля. Для то­го, чтобы сохранить свои достижения и интерес публики, совместно с танце­вальным салоном Современник кишиневского сектора Ботаника, ансамбль Кодрянка открыл курсы по изучению и занятием бальными танцами. Дискус­сии и показательные выступления имели место прямо на площадке, где Пе­тру и Светлана Гозун и другие члены коллектива, выступали перед публикой, вначале отнесшейся довольно скептически к этим урокам, а впоследствии все больше заинтересованной бальными танцами, ставшими очень популярными среди всех любителей хореографического искусства.

 

obiavlenie 4 ro

nabor ro 1

Яндекс.Метрика